Эрик Кракауэр: «Ваша страна не перестает меня удивлять»

20.12.2017

 

Доктор Эрик Кракауэр рассказал о способах оценки уровня развития паллиативной помощи в разных странах, о шагах, которые необходимо предпринять России в дальнейшем, и о своем отношении к нашей стране.

 

Впервые Эрик Кракауэр приехал в Москву в марте 2017 года, в качестве руководителя миссии Всемирной организации здравоохранения по оценке уровня развития паллиативной медицинской помощи на территории Российской Федерации, которая была организована по инициативе Министерства здравоохранения Российской Федерации и Ассоциации хосписной помощи. Новая встреча состоялась на III Ежегодной конференции с международным участием «Развитие паллиативной помощи взрослым и детям», на которой медицинский специалист по паллиативной помощи штаб-квартиры ВОЗ выступал в качестве спикера.

Эрик Кракауэр (Eric Lewis Krakauer) – доктор медицинских наук, консультант по паллиативной помощи Департамента по предоставлению услуг и безопасности Всемирной Организации Здравоохранения, руководитель Глобальной программы Центра паллиативной помощи, профессор медицины глобального здравоохранения и социальной медицины Гарвардской медицинской школы. Практикующий врач отделения паллиативной помощи в Massachusetts General Hospital (Массачусетс, США). Занимается организацией, усовершенствованием и оценкой развития паллиативных служб во Вьетнаме, Уганде, Камбоджи, Туркменистане, Узбекистане, Беларуси.

– Эрик, что можно сказать о результатах мартовской миссии ВОЗ? Как бы вы определили уровень развития паллиативной помощи в России на сегодняшний день?

 

 – На самом деле, нужно сказать, что нет достаточно достоверного способа измерить и сравнить уровень и качество оказания паллиативной помощи в разных странах. Есть отдельные индикаторы, которые можно использовать для оценки, но универсального метода, учитывающего все возможные факторы, пока нет. Один из таких индикаторов – уровень доступности и потребления опиоидов. Но этот метод также не дает четкого понимания реальной картины, так как в некоторых странах под потреблением понимается общее количество импортированных, произведенных и выписанных обезболивающих опиоидных препаратов, а даже количество выписанных препаратов не отражает количество реально принятых.

 

ВОЗ и Всемирная ассоциация паллиативной хосписной помощи (WHPCA) разработали «Атлас мира по паллиативной помощи в конце жизни», в котором указан приблизительный уровень развития паллиативной помощи в разных странах мира. В нем учитываются данные на 2014 год (в переведенном на русский язык издании указываются данные 2010-2011 гг.—прим. ред.).

 

Альтернативный метод оценки разработала комиссия журнала LANCET – в миллиграммах морфина, необходимых пациентам, нуждающимися в паллиативной помощи. Этот метод учитывает, сколько миллиграмм морфина требуется паллиативным пациентам на весь срок ухода за ними. В Канаде, например, это более 68 тысяч миллиграмм морфина, в США – более 55 тысяч, в РФ – 124 миллиграмма, в Западной Европе – 18 тысяч миллиграмм, в Индии – 43 миллиграмма. Как видите, огромная разница между этими показателями в разных странах.

 

Как это было сделано? Сначала ВОЗ составила перечень из 20 заболеваний, которые наиболее вероятно требуют оказания паллиативной помощи. Далее были отобраны симптомы, вызывающие боль и как физиологические, так и психологические страдания. Затем мы оценили длительность этих симптомов, сколько времени они в среднем длятся, и рассчитали, какое количество препаратов требуется для лечения этих симптомов. В трех разных странах были взяты прайс-листы на эти препараты: в Руанде как стране с низким уровнем дохода, Вьетнаме – с низким и средним уровнем дохода, Мексике – высоко-средним уровнем. Российская Федерация наиболее близка по своим характеристикам к Мексике. Для этих стран смогли понять расходы на основной пакет. И для каждой страны мы смогли оценить, сколько морфина потребовалось бы, чтобы удовлетворить потребность. Это число, 124 миллиграмма, основано на числе людей, которые нуждаются в паллиативной помощи. Мы разделили количество потребления эквивалентов морфина, потребляемого в РФ, на число пациентов, нуждающихся в паллиативной помощи, и получили это число.

 

Но опять-таки, нет какого-то способа рассчитать «правильное» количество – сколько же действительно необходимо морфина пациентам, нуждающимся в паллиативной помощи. Можно говорить только о примерных оценках. Я думаю, на это число влияет множество факторов, включая культурную идеологию, традиции отношения к боли. 

 

Снова подчеркну, что мы использовали данные двухлетней давности, а мы знаем, какого невероятного прогресса достигла Россия за последние два-три года. Уровень развития паллиативной помощи в вашей стране стремительно набирает обороты. И уровень потребления морфина, скорее всего, также вырос. Об этом можно судить по тому, что я вижу, и по общению с российскими коллегами.

 

Как я узнал, в Думе будет обсуждаться расширение понятия паллиативной помощи (речь о заседании «круглого стола» на тему «Проблемы законодательного регулирования и финансирования паллиативной помощи в России», организованное Ассоциацией совместно с Комитетом Государственной Думы по охране здоровья – прим. ред.), и мне кажется, что это очень важно в настоящий момент – взаимодействие с органами государственной власти и разработка принципов развития паллиативной помощи на государственном уровне.

 

Очень важно, что паллиативная помощь признана в России одним из базовых прав человека, что паллиативная помощь для взрослых и детей является бесплатной и чрезвычайно важно, что органы власти в отдельных регионах оказывают поддержку развитию паллиативной помощи. Это просто необходимо для дальнейшего развития.

 

- Как вы думаете, какие шаги следует предпринять нашей стране для дальнейшего совершенствования паллиативной помощи?

 

Учитывая стремительные темпы развития паллиативной помощи в нашей стране и огромный круг задач, которые вам приходится одновременно решать, вам необходимо разработать Национальную стратегию с примерным планом работ на 5, 10 или может быть 15 лет вперед, чтобы структурировать работу и сфокусироваться на наиболее важных аспектах.

 

Также чрезвычайно важно обеспечить потребность всех нуждающихся в обезболивании морфином короткого действия в таблетках. Это значит, врачей нужно обучить правильно назначать препараты и выписывать рецепты. У аптек должен быть необходимый запас этих препаратов, и они должны быть достаточно дешевыми. При этом нужно предотвратить возможность свободного использования наркотических обезболивающих в немедицинских целях, как это сейчас происходит в США.

 

И, конечно, необходимы образовательные программы по паллиативной помощи для всех студентов-медиков – и будущих врачей, и будущих медсестер и медбратьев. Практический курс для медсестер должен быть как минимум одна неделя, 40 часов. Например, на последнем курсе. Врачи узких специальностей должны пройти специализированное обучение, например, по программе, которая сейчас преподается доктором Невзоровой (речь идет о программе повышения квалификации «Актуальные вопросы оказания паллиативной медицинской помощи взрослому населению» в Сеченовском Университете – прим. ред.)

 

Должна быть ординатура по паллиативной помощи, чтобы готовить преподавателей по этой специальности. Нужно готовить специалистов для министерства здравоохранения, для региональных департаментов, для больниц. Нужны курсы, хотя бы краткосрочные, для управленцев системы здравоохранения, чтобы в каждом регионе были руководители, понимающие важность развития паллиативной помощи. Ведь новая политика – это новые законы. Здравоохранению нужны понимающие руководители, которые будут продвигать программы развития паллиативной помощи.

 

А вообще, ваша страна не перестает меня удивлять. Когда я уезжал из Москвы в марте и потом рассказывал своим коллегам о том, что происходит в России, они были изумлены. Никто даже не предполагал, что это возможно. Это удивительно, насколько быстро ваша страна достигла такого ощутимого прогресса в развитии паллиативной помощи.

 

Я давно понял, что если среди клиницистов, врачей и медсестер, нет энтузиастов, признающих, что паллиативная помощь очень важна, если нет политической поддержки со стороны министерства здравоохранения, все бесполезно. Если есть поддержка государства, если есть желание, то все получится очень быстро. И я очень рад, что, когда я приезжаю в Россию, мне не нужно никого ни в чем убеждать.

 

Please reload

Оставайтесь на связи:

E-mail: info@pro-hospice.ru    

Тел. : +7 (495) 545-58-95

  • Facebook Social Icon

Спасибо за визит на наш сайт! 

​© 2015-2017 Ассоциация профессиональных участников хосписной помощи